вторник, 26 июля 2016 г.

HelloGoodbye



Месяц назад самым популярным вопросом среди моих друзей и знакомых было «Жалко ли тебе  покидать свой проект и возвращаться в Россию?». Ответ был твердый: нет. И это даже не аутотренинг, я действительно хотела вернуться домой. Потому что «этот город самый лучший город на земле» - это про Питер, я точно знаю. А мой EVS проект проходил в Испании, стране вечной сиесты, пофигизма и нарушенных дедлайнов. Здесь среда – не повод не пойти вечером в бар, а тапас  и пататас бравас – лучшие закуски.


Многие описывают жизнь на проекте как сказку, этакую утопию, идеальную модель мира. Да, безусловно, на весь период проекта вас не будут касаться вопросы финансов и жилья, в остальном это такая же жизнь. Мы между собой называли это все EVS пузырем –   такую демо-версию, где у вас нет проблем с бытом и работой, а если и есть, то они довольно быстро решаются. Но все-таки иногда на  этот ваш пузырь будут  влиять события из внешнего мира, и события не всегда радостные. На одном из тренингов нам задали вопрос: самый сложный момент в вашем проекте. Кто-то говорил о конфликтах с другими волонтерами, проблемами на работе или языковом барьере. Для меня  же  это конкретная дата – 31 октября.  В тот день я вернулась из Жироны, зашла в  интернет и прочла новости об упавшем самолете. Потом я открыла списки погибших. Там была одна знакомая фамилия. Девушка, которой года два назад я преподавала английский.  Стоит ли описывать эмоции человека, который оказывается наедине с собственным горем?     Многие в Манресе не слышали про эту  катастрофу,  разве что от меня.  Сочувственно смотрели, склонив голову набок. А спустя две недели был теракт в Париже,  и об этом говорили все. Я сейчас ни в коем случае не хочу сказать, что чье-то горе больше и какая-то из этих катастроф страшнее…  Но именно  тогда я поняла, что Россия еще долго будет в  изоляции от всего мира.
И да, если вы поедете в небольшой городок, то для некоторых людей вы будете первым русским человеком в их жизни. Будьте готовы стать жертвой стереотипов. Вам 100 раз скажут про страну-агрессора, 50 раз не одобрят политику государства и раз 200 спросят, как вы  лично относитесь  к президенту. И это при всем при том, что испанцам, в целом, наплевать на внешнюю политику.  Да, еще каждый раз, когда вам вдруг станет холодно, на вас будут смотреть удивленными глазами и говорить: «Тебе что, холодно? Ты же из России».  Можно, конечно, пару раз  пошутить, что в России не рождаются со встроенным обогревателем, но проще сразу забить. 

Еще хотелось бы немного рассказать  о проблеме коммуникации. Не важно, как хорошо вы знаете язык.  И я сейчас даже не о вечном спряжении глаголов в моей голове.   Но уровень владения языком, правда, иногда будет далеко не на первом месте.  Объяснить, как ты себя чувствуешь, когда расстроена, рассказать шутку так, чтобы она по-прежнему была смешной,  отчаянно флиртовать в баре с единственным понравившимся испанцем и при этом стараться выглядеть не очень глупо…  все это вряд ли можно найти в  учебниках испанского.  И потом, я вообще-то считаю, что я очень интересный собеседник и бесконечно остроумна, когда разговариваю на русском, да и чего уж там, на английском тоже… Поэтому  мое испанское альтер-эго   пока что без шансов проигрывает русской версии меня. К счастью, у меня были замечательные соседи. Они стойко выдерживали мой спэнглиш и все эти потоки русского чувства юмора, который иногда просто не может быть понят, если вы в детстве, например, не смотрели по сто раз советского «Винни-Пуха». 

EVS – это калейдоскоп, состоящий из хороших дней и не очень, из бесконечных встреч и новых знакомств, многие из которых не имеют продолжения.  Я не скажу, что это было самое счастливое время в моей жизни, но решение поехать на проект было, определенно, самым правильным.
Если вам повезет так же, как и мне, вы встретите самых прекрасных людей, которые поддержат в любой ситуации. Увы, так не у всех. Я видела, как живут многие другие волонтеры: по схеме «каждый в своей комнате». Поэтому ребята, которых я встретила на проекте – большая удача. Мы до сих пор удивляемся, как 9 человек из разных стран могут настолько хорошо поладить. За все время у нас не было ни одного конфликта, так же как и не было и дня, когда мы не смеялись. Удивительная Ханнушка из Англии, которая регулярно готовила нам кексы (лимонные, шоколадные, Бог знает, какие еще, а сколько five oclock tea  у нас было), Софи из Германии, благодаря которой я стала чуть более пунктуальной, прекрасные итальянки, именно они  доказали мне, что  есть спагетти в 11 вечера – не такой уж и криминал.  Наверное, люди – это главный фактор, который удерживал  меня от того, чтобы закончить проект раньше.  



И хотя  я нашла много замечательных друзей из разных стран, весь этот заграничный опыт  показал мне, как сложно, но в то же время важно поддерживать отношения со старыми друзьями. Школьные друзья, друзья детства, все те люди, с которыми делишь целые годы жизни и горы воспоминаний. Во время моей испанской жизни  были моменты отчаяния, когда я понимала, что люди, которые мне сейчас очень нужны, находятся за сотни километров от меня. 
И какая же удача, что  мы живем в век скайпа, вотсаппа, фэйсбука и других прекрасных изобретений  нашего времени. И эта возможность, в определенные дни казавшаяся разве что не суперспособностью, пообщаться с  людьми из таких далеких стран  очень важна.
И, я думаю, это главное, что я вынесла из своего проекта: ценить своих друзей, где бы они ни находились, и как бы далеко вас самих ни унесло с насиженных мест. 


1 комментарий:

  1. Ооо... как я согласна. Совершенно не разделяю море восторгов других волонтеров. Думаб, что плозин отзывы просто блокируются. Я нахожусь почти месяц на проекте и уже оьращласьн в национальное агество страны. И единственное, что удерживает от вощвращение домой, в любимый город, это гордость и люьимые коллеги. С самим пооектом мне очень повезло..

    ОтветитьУдалить